Лента новостей
Поставлять оружие на Украину — большая глупость со стороны Трампа Гламур в аренду Какую цель преследовал визит Лаврова в Баку и Ереван? Саудовский принц нашел нового Гитлера на Ближнем Востоке Семья Хворостовского попросила поклонников жертвовать деньги Мудрость психопатов: у них стоит поучиться? Аршавину предложили работу на чемпионате мира в России Доказана польза кофе для здоровья Как пить вино: краткое руководство для Терезы Мэй Джигарханян вместо больницы оказался в пансионате Плотницкий со свитой бежал в Россию НТВ раскрыл стоимость ночи с Волочковой Как Ближний Восток стал русской, а не американской игрой Ратко Младич умрет в тюрьме, но, судя по ситуации в Боснии, он победил Миллиардера Керимова задержали во Франции за отмывание денег Американский или русский салат? Спустя четыре года в Киеве снова начались беспорядки и горят шины Мы такие, какие мы есть, а теперь займемся чешским сыром и пивом Лопырева изменила «Манчестер Юнайтед» с ПСЖ Ксенией Собчак занялась Генпрокуратура IT-Алиса молода, дерзка, обладает самоиронией и юмором США противостоят российской пропаганде в Грузии Партия или Родина? Наша не так уж точно настроенная вселенная Бузова взбесила российского дизайнера

Федеральный канцлер высказала критику лишь в завуалированной форме. А российский президент не дал никаких сигналов относительно того, что он готов хотя бы минимально сдвинуться с места. Да и зачем? Он и так находит в европейских столицах достаточное количество понимания.

Чем более агрессивно действует Владимир Путин на мировой арене, демонстрируя при этом свое презрительное отношение к международному праву, тем больше ему обеспечено внимание обеспокоенного Запада. В первую очередь в европейских столицах никто не намерен отказываться от нарратива, суть которого сводится к тому, что он является сбившимся с пути скрытым другом, которого с помощью настойчивых убеждений можно вернуть назад к разумной позиции и сотрудничеству.

Подобными представлениями руководствовалась и федеральный канцлер Ангела Меркель во время своей короткой встречи с Путиным в Сочи — как раз в том месте, где Путин находился во время своих Олимпийских Допинговых игр 2014 года, когда он отдал приказ об аннексии Крыма. Неустанная готовность к диалогу со стороны Меркель, естественно, не смогла смягчить позицию хозяина Кремля.

На востоке Украины с помощью своих гибридных войск он продолжает проводить наступательную войну против европейского соседа. В Сирии российские военно-воздушные силы продолжают наносить бомбовые удары, действуя на стороне Асада, хотя этот режим недавно вновь применил отравляющий газ. С помощью вето в Совете Безопасности ООН Москва воспрепятствовала проведению расследования этого чудовищного военного преступления.

Тем временем его специалисты в области кибервойны действуют в Соединенных Штатах, Франции и Германии, пытаясь подорвать западные демократии. Внутри страны Кремль усиливает подавление оппозиционеров. А в Чечне, которая является частью Российской Федерации, гомосексуалисты подвергаются грубым преследованиям.

Знакомая пропаганда Путина

Однако Москва может не опасаться международных последствий за все свои действия. На пресс-конференции в Сочи Меркель сделала основной акцент на общности Германии и России. Критика с ее стороны прозвучала в крайне завуалированной форме.

В ответ она получила от Путина потоки пропаганды — ей было сказано, что за ситуацию на Украине несет ответственность только Киев, что российское правительство внутри страны образцово придерживается правовых норм, и что Москва в Сирии хочет лишь мира и баланса интересов.

Путин не дал никаких сигналов относительно того, что он хотя бы в минимальной степени готов отказаться от проводимой им политики. Да и зачем это делать? Вместо того чтобы более активно противодействовать его агрессивной политике, европейцы даже выражают сомнение по поводу действующих в настоящее время умеренных санкций.

Даже у нас в стране все сильнее звучат голоса тех людей, которые считают, что нормальные деловые отношения с Кремлем важнее, чем международное право. Хотя Меркель пока выступает против. Однако ее слабая позиция в Сочи вызывает опасение относительно того, что и она не сможет долго сопротивляться этому давлению.