Лента новостей
Платье Шараповой признали самым красивым теннисным нарядом года Ключевых изменений не ожидается Новое пособие по шпионажу: из России с «троллем» Партия Podemos отрицает любые связи с Россией Россия: Преодолела ли Русская православная церковь последствия большевизма? Пребывание в тюрьме обошлось Керимову в 117 миллионов долларов Пересаживающий головы хирург пообещал бессмертие Эмилия Кларк грязно высказалась о сексе в «Игре престолов» Telegram впервые заблокировал канал с пиратским контентом Google призналась в постоянной слежке за пользователями Android Кремль отреагировал на задержание сенатора Керимова Греф взялся за блеф Раскрыты подробности смерти Хворостовского Президент Земан должен немедленно вернуться из России Три вопроса о ядерном инциденте в России Европейский страх перед нестабильной Германией Сериал типа «Игры престолов» невозможен в России, говорит министр культуры Озеленение горнодобывающей промышленности Сенатора Керимова оставили во французской тюрьме еще на сутки Бывшего участника Backstreet Boys обвинили в изнасиловании 25 лучших изобретений 2017 года Бессмысленный конфликт Европы и России Джан Микалессин раскрывает подлинную историю украинской «революции» 2014 года Откажется ли Россия от своих отношений с «Хезболлой»? Любовь к российским ловушкам

Полнометражный фильм «Матильда» о последнем царе Николае II, который скоро начнут показывать в российских кинотеатрах, — лишь одна из нескольких кинокартин, которые в последние годы вызывали в России споры.

Журналист отдела «Новинки культуры» Sveriges Radio Моррис Викстрём (Morris Wikström) позвонил Антону Долину, главному редактору известного русского журнала «Искусство кино», чтобы понять, почему именно кинематограф сейчас вызывает такое оживление в России.

«Первое, что нужно понять, — это то, что российский кинематограф много лет недополучал финансирование. Но в последние годы денег в этой индустрии стало больше. А это значит, что стало больше желающих поучаствовать в ней и высказаться насчет того, какие фильмы должны сниматься».

«Все больше людей хотят вкладывать деньги в российский кинематограф. Стали поступать как частные, так и государственные инвестиции. В связи с этим кино стало интересовать большее число людей», — говорит Антон Долин.

Споры вокруг фильма Алексея Учителя «Матильда» шли более года и сейчас достигли своей кульминации. Радикальные православные группы считают, что фильм оскорбляет их веру, так как последний царь Николай II, которые был объявлен российской православной церковью святым, изображается с любовницей.

Кинотеатры отказываются его показывать по причинам, как они говорят, безопасности, а режиссеру угрожали судом политики Госдумы.

Но «Матильда» — не единственный фильм, который в последние годы вызывал распри в России.

Резкую критику общественности заслужил также оскароносный фильм Андрея Звягинцева «Левиафан» (в действительности фильм был номинирован на премию в категории Лучший фильм на иностранном языке, однако победителем стала польско-датская «Ида» — прим. ред.).

А прошлой осенью критиковали фильм Кирилла Серебренникова «Ученик», рассказывающий о школьнике, который становится все более радикальным в своей христианской вере и под конец умудряется привлечь на свою сторону все руководство школы. Годом позже Серебренникова задержали, обвиняя в растрате государственного имущества. Этот арест многие считают политическим делом.
Все эти фильмы объединяет то, что они так или иначе критикуют позицию русской православной церкви. Это спорный вопрос в России, где церковь занимает все более сильное положение в обществе. Но Антон Долин считает, что споры также идут из-за того, что кинематограф стал важным вопросом для российского министра культуры Владимира Мединского.

Кино заняло особое место в русской культурной политике: например, 2016 год был объявлен в России Годом кинематографа.

Таким образом, кинематограф оказался частью гораздо более масштабного вопроса, касающегося идентичности России и того, как следует относиться к прошлому. Официальная, предлагаемая государством идеология неоднозначна. Из-за этого даже лояльным к режиму режиссерам трудно определить, что позволено говорить общественности, а что — нет.

Так что распри возникают не только вокруг неугодных режиму режиссеров. Алексей Учитель, режиссер «Матильды», был одним из деятелей культуры, официально поддержавших аннексию Крыма. Кирилл Серебренников этого не делал, но при этом оба сейчас оказались замешаны в полные ненависти конфликты.

«Так как мы сами не уверены в том, как нам относиться к нашему прошлому, неясно и то, как рассказывать об исторических событиях, какими бы они ни были», — говорит Антон Долин.

Значат ли эти конфликты, что кинематограф вообще стал более интересен широкой общественности? Совсем не обязательно, по мнению Антона Долина.

Количество спорщиков превышает число тех, кто ходит на эти фильмы в кино, и это тоже указывает на в первую очередь символическую роль кинематографа, когда общественная дискуссия набирает обороты.

«Если посмотреть на количество посетителей кинотеатров, на тех, кто действительно смотрит эти фильмы, то я не думаю, что кинематограф стал больше значить как форма искусства».