Лента новостей
Поставлять оружие на Украину — большая глупость со стороны Трампа Гламур в аренду Какую цель преследовал визит Лаврова в Баку и Ереван? Саудовский принц нашел нового Гитлера на Ближнем Востоке Семья Хворостовского попросила поклонников жертвовать деньги Мудрость психопатов: у них стоит поучиться? Аршавину предложили работу на чемпионате мира в России Доказана польза кофе для здоровья Как пить вино: краткое руководство для Терезы Мэй Джигарханян вместо больницы оказался в пансионате Плотницкий со свитой бежал в Россию НТВ раскрыл стоимость ночи с Волочковой Как Ближний Восток стал русской, а не американской игрой Ратко Младич умрет в тюрьме, но, судя по ситуации в Боснии, он победил Миллиардера Керимова задержали во Франции за отмывание денег Американский или русский салат? Спустя четыре года в Киеве снова начались беспорядки и горят шины Мы такие, какие мы есть, а теперь займемся чешским сыром и пивом Лопырева изменила «Манчестер Юнайтед» с ПСЖ Ксенией Собчак занялась Генпрокуратура IT-Алиса молода, дерзка, обладает самоиронией и юмором США противостоят российской пропаганде в Грузии Партия или Родина? Наша не так уж точно настроенная вселенная Бузова взбесила российского дизайнера

Журналистское расследование, посвященное поставкам в Польшу угля из оккупированного Донбасса, привлекло внимание к сырью из этого региона. Появляется все больше доказательств того, что Россия ведет масштабную «угольную игру», главное значение в которой имеют отнюдь не финансовые аспекты.

Экспорт под завесой тайны

В марте этого года, после принудительной «национализации» украинских предприятий на территории оккупированных Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), я писал, что такой шаг (как и захват части Донбасса) даст Москве возможность использовать уголь для давления на Украину. Дальнейшие события показали, что Кремль решил провести в этой сфере куда более масштабную операцию, в которой задействованы разные государства. Иными словами, уголь из Донбасса, а особенно антрацит, стал инструментом внешней политики РФ.

В 2015 году в Россию из оккупированного Донбасса попало около 1,3 миллиона тонн антрацита, в 2016 — 940 тысяч тонн, а за девять месяцев текущего — 890 тысяч тонн. Динамика процесса позволяет предположить, что в 2017 году Москва вывезет примерно 1,4 миллиона тонн сырья. Это только те данные, которые подтверждают официальные российские органы. По неофициальной информации, экспортом угля из Донбасса в РФ в основном занимаются структуры, связанные с Сергеем Курченко — украинским олигархом времен Януковича, который входил в «семью» и после «революции достоинства» бежал в Россию.

Особенно любопытно выглядит дальнейшая судьба этого угля. В последние месяцы представители российского Министерства энергетики несколько раз публично подтверждали факт, что Москва покупает донбасский уголь, а также экспортирует его, но не уточняли, в каком объеме и в какие страны. Как сообщают источники портала Liga.Net, за один только 2016 год Россия продала 800 тысяч тон антрацита из оккупированного Донбасса. Покупателями выступали, в частности, Турция, Италия, Польша, Эстония и Грузия. Такой вывод ресурс сделал на основе статистических данных государственных органов, в том числе, Федеральной таможенной службы и РЖД, а также неофициальной информации, полученной от источников в российских компаниях. Эти цифры нельзя назвать окончательно подтвержденными, но они логично вписываются в общую картину. Иными словами, официальных данных об «экспорте» угля с Донбасса через Россию нет, но сам факт существования такой процедуры совершенно очевиден. В свою очередь, дефицит информации создает широкое поле для непрозрачных операций Москвы.

Во-первых, следует учесть тренды, существующие на российском рынке угля. Внутренний спрос держится на стабильном уровне, а объем добычи из год в год увеличивается (в прошлом году — на 11,7 миллиона тонн). Объем экспорта при этом растет еще быстрее (на 14,7 миллиона тонн за тот же период). Складывается ситуация, в которой спрос остается неизменным, а объем добычи растет медленнее, чем объем экспорта. Таким образом, ввоз в Россию донбасского угля имеет смысл только в том случае, если его перепродают за границу.

Во-вторых, внимание привлекает короткая история компаний, которые занимаются экспортом антрацита из России. Согласно данным источников Liga.Net, почти все они начали появляться весной 2014 года, то есть после того, как Киев утратил контроль над той частью Донбасса, где ведется добыча антрацита. Это достаточно веское доказательство того, что Россия экспортирует именно донбасский уголь.

Самая крупная из этих компаний, «Русский антрацит», была зарегистрирована в 2015 году. Другая, «Торговый дом Антрацит», начала свою деятельность в 2012-м, но получила разрешение на торговлю антрацитом только в 2016-м. «Угольные технологии» (по данным Liga.Net, это основной поставщик донбасского угля в Польшу) начала деятельность в мае 2014 года. И это — лишь тройка лидеров в сфере экспорта угля антрацитовой группы из РФ.

Выяснить со стопроцентной точностью происхождение сырья, которым торгуют российские компании, можно при помощи лабораторного анализа, поскольку уголь даже из разных точек Донбасса отличается по своему составу. Однако исследование стоит слишком дорого, кроме того, такой инициативы не проявляют ни европейские покупатели, ни теоретически заинтересованная в блокировке поставок Украина. Киев бездействует: с его стороны не звучит никаких официальных обвинений или жалоб.

В начале октября издание Dziennik Gazeta Prawna рассказало об интересной схеме, в рамках которой польская сторона покупала антрацит у компаний, зарегистрированных на Украине, но получивших поддельные документы на уголь в России, откуда физически и поставляется сырье. Объем поставок (всего 11 тысяч тонн) свидетельствует, что смысл всей это игры под названием «экспорт донбасского угля через Россию» заключается не просто в ведении непрозрачного бизнеса.

Это подтверждают следы сделок, которые ведут к окружению формального лидера так называемой Луганской Народной Республики Игоря Плотницкого, и его связям с бывшими сотрудниками Министерства энергетики Украины. Следует обратить внимание также на время появления публикации Dziennik Gazeta Prawna: материал напечатали в тот момент, когда с визитом в Польшу приехал украинский министр энергетики Игорь Насалик. Такой фон, определенно, не способствовал выстраиванию продуктивных переговоров. У нас нет оснований утверждать, что газета умышленно старалась помешать успеху этого визита, но СМИ должны учитывать подобные нюансы в своих публикациях. При этом следует подчеркнуть, что сам материал, несомненно, представляет собой положительный пример журналистской работы.

Между тем, как выяснил портал Liga.Net, в Польшу из Донбасса попало минимум 94 тысячи тонн угля. При этом поставкой сырья занимались компании, зарегистрированные не на Украине (как в случае, который описывал Dziennik Gazeta Prawna), а в России. Это демонстрирует гибкость подхода Кремля к использованию угля из оккупированного региона.

Особое внимание на этом фоне привлекает то, как Москва манипулирует информацией. В последнее время угольная тема стала все чаще появляться в официальных сообщениях. Недавно заместитель министра энергетики Анатолий Яновский подтвердил, что уголь с Донбасса попадает в Россию. Чиновник не скрывал, что, хотя часть этого сырья используется на российских электростанциях, оно также идет на экспорт. Российская пресса акцентирует внимание на данных Федеральной таможенной службы, касающихся экспорта угля. Вполне правдоподобной выглядит также обнародованная порталом Liga.Net информация о компаниях, которые поставляют донбасский уголь в Россию. Все это свидетельствует о том, что финансовый аспект в продаже этого сырья на заграничных рынках имеет для Москвы второстепенное значение.

Украинское направление

В марте 2017 года в связи с национализацией предприятий на оккупированной территории украинское руководство запретило товарооборот между ОРДЛО и остальной частью страны. Также Киев предпринял ряд относительно эффективных шагов, нацеленных на снижение зависимости от донбасского антрацита. Он ввел в энергетике режим чрезвычайного положения, который позволил регулировать схемы использования сырья в ручном режиме и снизить потребление антрацита. Кроме того, удалось подписать контракты на поставку этого типа угля из ЮАР, США и Канады. Наконец, начались работы по замене котлов на электростанциях.

В результате спрос на антрацит упал с 9 миллионов тонн в 2016 году до 6 миллионов тон в 2017-м. В следующем году, согласно утвержденным планам, эта цифра составит 4,9 миллиона тонн. Около 2 тонн поставят США, а одну тонну компания ДТЭК получит из ЮАР. Это означает, что Украине придется продолжать закупки в России, в связи с чем возникнут вопросы, не окажется ли этот уголь донбасским.
Основа стратегии покрытия дефицита — это поставки антрацита с принадлежащей концерну ДТЭК шахты «Обуховская» в Ростовской области. Раньше эта шахта снабжала углем находящуюся под контролем Газпрома Новочеркасскую ГРЭС, которой требуется 3 миллиона тонн сырья в год. В конце зимы этого года ДТЭК перенаправил поставки на украинские электростанции. По данным российского Министерства энергетики, Новочеркасскую ГРЭС снабжают топливом компании, которые завозят антрацит из Донбасса. Если сообщения ДТЭК и российского ведомства правдивы, значит, мы имеем дело с неформальными договоренностями, которые позволяют избежать поставок на Украину угля из оккупированного Донбасса.

Судя по всему, это не единственный случай, в котором антрацит из России попадает на Украину, также не исключено, что там может оказаться сырье, добытое в ОРДЛО. Схемы таких поставок, в которых участвуют зарегистрированные в оффшорах компании, начали использовать еще в 2016 году. По данным таможенной службы Украины, более 50% угля, который импортировала Украина в первом полугодии 2017 года (речь идет обо всех его видах), поступало из России. В данном случае неоспоримых доказательств того, что украинские компании покупали донбасское сырье, также нет, но этот сценарий выглядит вполне правдоподобно.

Впрочем, его существование публично подтверждает российская Федеральная таможенная служба, из чего можно сделать вывод, что Москва старается использовать эту тему в качестве инструмента своей политики в отношении Киева. Любые сообщения о существовании российско-украинских соглашений (тем более в проблемном энергетическом секторе) — это потенциальный источник общественного недовольства на Украине.

Активная часть украинского общества остро реагирует на любые эпизоды сотрудничества с оккупантом, тем более, если оно связано с непрозрачными финансовыми операциями. При этом следует подчеркнуть, что введение блокады ОРДЛО не привело к росту объема экспорта угля из России на Украину, следовательно, объем этих поставок невелик. Однако эту тему можно использовать в сфере пропаганды. Если в прессе появится информация о том, что Россия тайно продает украинцам уголь из Донбасса, Киев лишится аргументов в дискуссии о поставках донбасского сырья в другие страны.

В связи с этим высказывание Игоря Насалика о польских закупках угля выглядело необдуманно, тем более что он сам в начале марта этого года (то есть до введения блокады) не скрывал, что выступает за продолжение поставок антрацита из ОРДЛО.

Сообщения о том, что Украина покупает донбасский уголь, может дать россиянам дополнительные шансы на то, чтобы одержать победу в информационной войне и вызывать на Днепре общественное недовольство.

Киев старается постепенно отказаться от антрацита и найти альтернативные источники импорта, так что, судя по всему, в 2018 году у Кремля будет последний шанс использовать эту тему для давления на Украину. В связи с этим следует ожидать, что Москва активизирует свои операции, связанные с антрацитовой тематикой, например, в ходе предстоящего отопительного сезона. Основной упор будет сделан в информационной сфере, чтобы дискредитировать Украину на международной арене.

Игра за нечто большее

В игре, которую ведет Россия, ее желание приобрести дополнительные средства на функционирование непризнанных республик — это лишь одна (при этом не самая важная) цель. Реальный список задач гораздо длиннее.

Во-первых, как уже говорилось выше, Москва, стремится сократить расходы на оккупированные районы Донецкой и Луганской областей, переведя их на частичную самоокупаемость. Продажа донбасского угля позволит Москве выделять из своего бюджета меньше средств на содержание ОРДЛО.

Во-вторых, такого рода финансовые операции непрозрачны по определению, в них часто принимают участие компании, зарегистрированные в оффшорах. В своей стратегии выстраивания внешнеполитических контактов Кремль традиционно опирается на непрозрачные экономические схемы. Это позволяет ему перевести часть процесса принятия решений в теневую зону и, что самое главное, наладить отношения с европейскими элитами и Киевом на почве не вполне законных операций. Таким образом Москва старается приобрести не просто союзников, а де-факто сообщников, которые не будут критиковать цели и методы российской политики. Это важный аспект политики РФ в отношении Запада.

В-третьих, это попытка экономической легализации непризнанных республик в Европе. Как я упоминал, точных данных об объеме поставок угля из ОРДЛО в другие страны нет, но сама процедура существует. Иными словами, создается ситуация, при которой обе стороны делают вид, что торговля ведется законно, и закрывают глаза на нарушения. Фактически Кремль проводит политику свершившихся фактов. Если Запад не отреагирует на эти первые шаги к легализации непризнанных республик, скоро мы можем стать свидетелями новых абсурдных сделок.

Следует подчеркнуть, что имиджевые потери может понести и Польша. В связи с этим нам нужно постараться прояснить все обстоятельства поставок угля в нашу страну по схемам, описанным изданием Dziennik Gazeta Prawna и порталом Liga.Net. Следует обнародовать все данные на эту тему и — в случае обнаружения фактов нарушения закона — предпринять адекватные шаги.

В-четвертых, вышеописанные события разворачиваются на фоне ужесточения санкционных мер в отношении России. Кремль получает прекрасную возможность показать их неэффективность (это особенно касается санкций, введенных ЕС), а также закрепить и расширить лазейки для обхода ограничений. Быстро забытая история с компанией Siemens лишь убедила Москву, что ей следует придерживаться этого курса.

В-пятых, это попытка дестабилизировать внутреннюю ситуацию на Украине. Беспомощная политика Киева в сфере регулирования отношений с оккупированной территорией подорвала веру общества в эффективность действий правительства. На этом фоне могут также возникнуть политические конфликты. Любой информационный удар, который поставит под сомнение то, что украинское руководство избрало верный курс, станет потенциальным источником дестабилизации. Кремль, скорее всего, постарается провести несколько небольших сделок, включающих в себя поставки на Украину донбасского угля, и будет надеяться, что этот факт получит широкое освещение в СМИ.