Лента новостей
Канада будет бойкотировать гонки в России Институциональная коммуникация в России: геополитические факторы Cложности путинского мира в Сирии Британский парламент против Facebook в вопросе о российском вмешательстве Источник рассказал о купленном полковником Захарченко замке в Лондоне Сальма Хайек рассказала о домогательствах Харви Вайнштейна Автор отзыва о «Крыме» на американском сайте всплыл в России Названа причина неучастия Путина в дебатах Жизнь без Мугабе. Что происходит в Зимбабве после смены власти Гибридный спорт. Россия начала аннексию олимпийского флага Следы российской дезинформации — от СПИДа до лживых новостей Саакашвили пожелал стать мэром Одессы Россияне выразили готовность увидеть геев в футбольной сборной Песков назвал причины информационной войны против России Назван способ избавиться от ожирения В России снова покажут «Титаник» Опубликованы результаты перепроверки допинг-проб с Олимпиады-2006 Госдума разрешила зарабатывать с помощью герба России Победитель «Тур де Франс» объяснил положительную допинг-пробу ООН сообщила о продолжающихся пытках в Гуантанамо Шнуров объявил песню Бузовой саундтреком года и нашел там путь России Крымчанам усложнили покупку билетов на ЧМ-2018 США спасут атакованный Россией международный спутник Эрдоган призвал сделать Иерусалим столицей Палестины Власти прояснили судьбу урны с прахом Хворостовского

Во-первых, еда на Земле намного вкуснее. Да и принимать душ или ходить в туалет здесь гораздо легче.

Но вернувшись на Землю ты действительно проходишь странный процесс адаптации. Первое, что ты замечаешь, — это то, что все кажется очень тяжелым. После 95 дней проведенных на Международной космической станции я вернулся домой на шаттле «Discovery». Когда я снял свой шлем, мне показалось, что в руках я держу якорь Нимица (U. S. S Niitz — американский авианосец — прим. Newочём). Здорово, подумал я, и как мне теперь чистить зубы — щетка ведь будет неподъемной!

Потом о себе напоминает вестибулярный аппарат. Даже простое сидение требовало немалой концентрации. Где-то после 15 минут я мог стоять, но с легкостью терял бы равновесие, если бы в средней палубе Discovery не было бы столько вещей.Знаете ли, наш мозг обладает удивительной способностью быстро адаптироваться. Примерно через пару дней в космосе оказывается, что ваше внутренне ухо не производит ничего кроме ненужных шумов, поэтому мозг притупляет их, пропуская через фильтр Калмана, и усиливает ваши визуальные датчики — глаза. И вроде все хорошо, пока не возвращаешься на Землю, где уже требуются сигналы внутреннего уха, но мозг продолжает их фильтровать. Постепенно мозг перестраивается, но это занимает немного времени.

Для меня процесс адаптации прошел довольно быстро. Мы не знаем почему, но я могу сказать вам, что невысокие и коренастые люди адаптируются быстрее, чем высокие и худощавые. Это был второй раз в жизни, когда мой рост был мне на руку. (Первый раз — в начале 80-х, соревнования по лимбо на бар-мицве в Нью-Джерси.)

Примерно через час я мог ходить вокруг шаттла на посадочной полосе в космическом центре Кеннеди, я даже заглянул в местный бар со своими сослуживцами и осилил половину чизбургера с полстаканом пива. После моего второго полета, на STS-132, который длился всего две недели, мы отправились в тот же бар, где я уже одолел целый чизбургер с полным стаканом пива. Так что когда люди спрашивают меня, в чем разница между долгосрочным и краткосрочным полетом, у меня есть точный ответ: половинка чизбурге