Лента новостей
Канада будет бойкотировать гонки в России Институциональная коммуникация в России: геополитические факторы Cложности путинского мира в Сирии Британский парламент против Facebook в вопросе о российском вмешательстве Источник рассказал о купленном полковником Захарченко замке в Лондоне Сальма Хайек рассказала о домогательствах Харви Вайнштейна Автор отзыва о «Крыме» на американском сайте всплыл в России Названа причина неучастия Путина в дебатах Жизнь без Мугабе. Что происходит в Зимбабве после смены власти Гибридный спорт. Россия начала аннексию олимпийского флага Следы российской дезинформации — от СПИДа до лживых новостей Саакашвили пожелал стать мэром Одессы Россияне выразили готовность увидеть геев в футбольной сборной Песков назвал причины информационной войны против России Назван способ избавиться от ожирения В России снова покажут «Титаник» Опубликованы результаты перепроверки допинг-проб с Олимпиады-2006 Госдума разрешила зарабатывать с помощью герба России Победитель «Тур де Франс» объяснил положительную допинг-пробу ООН сообщила о продолжающихся пытках в Гуантанамо Шнуров объявил песню Бузовой саундтреком года и нашел там путь России Крымчанам усложнили покупку билетов на ЧМ-2018 США спасут атакованный Россией международный спутник Эрдоган призвал сделать Иерусалим столицей Палестины Власти прояснили судьбу урны с прахом Хворостовского

Президентство Дональда Трампа в Соединенных Штатах за последний год превратило горнодобывающую промышленность — и угольную промышленность в частности — в политическое громкое дело. В июне, во время своего первого заседания кабинета министров в Белом Доме, Трамп отметил, что его политика в области энергетики вернет рабочих на рабочие места и преобразует проблемный сектор экономики.

Но Трамп допускает ошибку, думая, что поддержки интересов горняков и уважения к тяжелой профессии будет достаточно для того, чтобы сделать горнодобывающую отрасль устойчивой. Для этого необходимо провести гораздо более сложный набор взаимосвязанных действий.

Дебаты о добыче полезных ископаемых и окружающей среде, часто формулируются термином «нексус» между добычей ресурса и внедрением других ресурсов в процесс добычи. Готовящийся к публикации справочник Routledge Handbook of the Resource Nexus, соавтором которого я являюсь, определяет термин, как взаимосвязь между двумя или более материалами естественного происхождения, которые используются в качестве вводных составляющих системы, которая предоставляет услуги людям. В случае с углем, «нексус» находится между породным массивом и огромным количеством воды и энергии, необходимых для его добычи.

Для директивных органов, понимание этой взаимосвязи имеет решающее значение, для эффективного управления ресурсами и землепользованием. Согласно исследованиям от 2014 года, существует обратная зависимость между сортность руды и количеством воды и энергии, используемой для ее добычи. Другими словами, неправильное представление о том, как взаимодействуют вводные и производные, может иметь глубокие экологические последствия.

Более того, поскольку многие технологии возобновляемых источников энергии строятся на ископаемых металлах и минералах, глобальная горнодобывающая промышленность будет играть ключевую роль в переходе к низкоуглеродному будущему. Фотоэлементы могут получать энергию от солнца, но они производятся из кадмия, селена и теллура. То же самое относится к ветряным турбинам, которые изготовлены из огромных количеств кобальта, меди и редкоземельных оксидов.

Определение нексуса ресурсов горнодобывающей промышленности потребует новых моделей управления, которые могут сбалансировать практику добычи с растущими энергетическими потребностями — как те, что предусмотрены Целями устойчивого развития ООН (ЦУР). Создание стоимости, максимизация прибыли и конкурентоспособность, должны также соизмеряться с большим общественным благом.

Некоторые в мировой горнодобывающей промышленности признали, что времена меняются. Согласно недавнему обзору отраслевых практик CDP, некоммерческие консультанты по вопросам энергетики и окружающей среды, горнодобывающие компании от Австралии до Бразилии начинают добывать ресурсы, одновременно снижая свое воздействие на окружающую среду.

Тем не менее, если необходимо защитить интересы общественности и планеты, мир не может полагаться только на бизнес-решения горнодобывающих компаний. Для того, чтобы обеспечить продолжение тенденции по озеленению отрасли, необходимы четыре ключевых изменения.

Во-первых, добыча ископаемых нуждается в инновационном подходе. Снижение уровня сортности руды требует, чтобы отрасль стала более энерго- и ресурсоэффективной, для того чтобы оставаться прибыльной. И поскольку нехватка воды является одной из главных проблем с которыми сталкивается отрасль, экологически чистые решения зачастую более жизнеспособны, чем традиционные. В Чили, например, медные рудники были вынуждены начать использовать для добычи опресненную воду, в то время как шведский Болиден берет до 42% своих энергетических потребностей из возобновляемых источников. Горнодобывающие компании других стран учатся на этих примерах.

Во-вторых, диверсификация продукта должна начаться сейчас. В соответствии с Парижским соглашением по климату годичной давности, преобразование глобальных рынков ископаемого топлива — это только вопрос времени. Компании с большим портфелем ископаемых видов топлива, таких как уголь, вскоре столкнутся с серьезной неопределенностью, связанной с неокупаемостью активов, а инвесторы смогут соответствующим образом изменить свои оценки рисков.

Крупные горнодобывающие компании могут подготовиться к этому изменению, путем перехода от ископаемого топлива к другим материалам, таким как железная руда, медь, боксит, кобальт, редкоземельные элементы и литий, а также минеральные удобрения, которые понадобятся в больших количествах для достижения целевых показателей ЦУР по глобальной ликвидации голода. Поэтапное прекращение использования угля в периоды латентного перепроизводства может даже быть прибыльным.

В-третьих, мир нуждается в более эффективных способах оценки экологических рисков горнодобывающей отрасли. Несмотря на то, что воздействие промышленности на окружающую среду меньше, чем у сельского хозяйства и урбанизации, добыча материалов из земли может навсегда разрушить экосистемы и привести к утрате биологического разнообразия. Для защиты чувствительных зон, необходима большая глобальная координация при выборе подходящих месторождений. Комплексная оценка полезных ископаемых, подземных вод и целостности биосферы, поможет также, как и руководящие принципы устойчивого потребления ресурсов.

Наконец, горнодобывающий сектор должен лучше интегрировать свои производственно-сбытовые цепочки, чтобы создать больше экономических возможностей всем звеньям цепочки. Создание моделей потоков материалов, таких как уже существующие для алюминия и стали, и увязка их со стратегиями «циркулярной экономики», такими как сокращение и повторное использование отходов, было бы хорошим началом. Более радикальные изменения могли бы произойти в результате серьезного участия на рынках вторичных материалов. «Городская добыча» — утилизация, переработка и доставка многоразовых материалов с участков сноса строений — также могла бы быть лучше интегрирована в текущую основную деятельность.

Глобальная горнодобывающая промышленность находится на пороге перехода от добычи ископаемого топлива к поставке материалов для более экологического энергетического будущего. Но эта «экологизация» является результатом напряженной работы, инноваций и комплексного понимания нексуса ресурсов. Во что бы не верил Американский Президент, ратующий за уголь, это не является результатом политического клише.