Лента новостей
Канада будет бойкотировать гонки в России Институциональная коммуникация в России: геополитические факторы Cложности путинского мира в Сирии Британский парламент против Facebook в вопросе о российском вмешательстве Источник рассказал о купленном полковником Захарченко замке в Лондоне Сальма Хайек рассказала о домогательствах Харви Вайнштейна Автор отзыва о «Крыме» на американском сайте всплыл в России Названа причина неучастия Путина в дебатах Жизнь без Мугабе. Что происходит в Зимбабве после смены власти Гибридный спорт. Россия начала аннексию олимпийского флага Следы российской дезинформации — от СПИДа до лживых новостей Саакашвили пожелал стать мэром Одессы Россияне выразили готовность увидеть геев в футбольной сборной Песков назвал причины информационной войны против России Назван способ избавиться от ожирения В России снова покажут «Титаник» Опубликованы результаты перепроверки допинг-проб с Олимпиады-2006 Госдума разрешила зарабатывать с помощью герба России Победитель «Тур де Франс» объяснил положительную допинг-пробу ООН сообщила о продолжающихся пытках в Гуантанамо Шнуров объявил песню Бузовой саундтреком года и нашел там путь России Крымчанам усложнили покупку билетов на ЧМ-2018 США спасут атакованный Россией международный спутник Эрдоган призвал сделать Иерусалим столицей Палестины Власти прояснили судьбу урны с прахом Хворостовского

Официальная Россия (если кому-то это было непонятно) не откажется от идеи оказывать давление на четыре нестабильные балканские страны — и открытыми политическими действиями, и другими доступными средствами. Россия прибегает к нескрываемым и достаточно безжалостным политическим и экономическим методам давления, использует СМИ и спецслужбы, пытается спровоцировать беспорядки, а также финансирует и подстрекает экстремистские СМИ и организации, которые занимаются подрывной деятельностью. Так Кремль продолжает добиваться того, чтобы Сербия, Македония, Черногория и Босния и Герцеговина оказались под его контролем.

Это старый план путинского режима, предполагающий четыре «нейтральных» балканских страны, действия которых координировала бы имперская кремлевская автократия. Кремль оказывает на четыре перечисленные страны постоянное давление, открыто им угрожает, ослабляет их. Коррумпированные и деструктивные кремлевские силы, таким образом, хотят воспользоваться слабостью этих государств, чтобы с их помощью шантажировать и дестабилизировать Европу, а также провоцировать Соединенные Штаты. Приложив усилия и совершив мудрый исторический поворот, Черногория первой осудила и подорвала этот план. Это произошло благодаря решительности Мило Джукановича, который отстоял либеральную и западную модель развития своей страны. Поэтому Черногория оказалась в самой большой опасности. Тем не менее, прозорливость Джукановича и мудрость его исторических решений не только не знают равных среди соседей, но и не имеет аналогов в черногорской истории.

Чуть более двух недель назад заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Хойт Брайан Йи произвел большое впечатление в Белграде, где он, если прибегнуть к эвфемизму, очень откровенно побеседовал с Александром Вучичем. Результаты не заставили себя ждать, и уже через несколько дней сепаратистский режим Милорада Додика в Баня-Луке официально (решением парламента) отказался от процедуры проведения референдума о суде и прокуратуре Боснии и Герцеговины.

Однако вскоре поступила и реакция официальной Москвы, которую даже проправительственные сербские СМИ сочли шокирующей. Выступив на пропагандистском сайте Sputnik, российский посол в Белграде Чепурин, используя лексикон ультраправых, призвал линчевать малочисленную и преследуемую сербскую проевропейскую оппозицию и обвинил ее в антигосударственных действиях. В словах, недостойных цитирования, Чепурин оскорбил и Хойта Йи, и посла Украины в Белграде, и, заодно, немецкого лауреата Нобелевской премии Герту Мюллер.

Демонстрация имперского высокомерия

Оскорбительно-экстремистская выходка и демонстрация имперского высокомерия, разумеется, были рассчитаны не только на Балканы и сербскую оппозицию, которая из-за собственной беспомощности и безыдейности влачит существование на политической периферии. Строго говоря, речь идет даже не о выходке Чепурина, а о целенаправленной и продуманной угрозе Москвы в адрес Вучича и сербских властей. Они и думать не должны удовлетворять американские требования, переданные сербским властям через Хойта Йи.

Додик отказался от референдума, а в Боснии и Герцеговине растет напряженность, что, вероятно, вызвано влиянием Белграда. Кроме того, в Сербии объявлено о так называемом внутреннем диалоге, цель которого — найти решение замороженного косовского конфликта. А он является важным инструментом, с помощью которого Россия дестабилизирует и разрушает Балканы, а также оказывает давление на Сербию. Все эти события крайне беспокоят официальную Москву, потому что ограничивают ей пространство для маневра.

Вместо того чтобы объявить Чепурина персоной нон-грата (а так поступило бы, пожалуй, любое государство, имеющее хоть каплю суверенитета и столкнувшееся со столь вопиющим нарушением Венской конвенции о дипломатических отношениях), сербские власти решили проигнорировать инцидент. Еще одно международное унижение сербский режим компенсировал ужесточением внутренних репрессий.

Давление на Белград было только началом натиска Кремля на Балканы. Выступая недавно на региональном саммите в Будве, новый премьер Македонии (неоднозначная фигура — Зоран Заев) провел совершенно ясную параллель между политикой России в отношении Черногории и в отношении Македонии. В ответ на это самый известный пресс-секретарь российского МИДа Мария Захарова, продемонстрировав «воспитание», оскорбила македонского премьер-министра, который с окровавленной головой всего несколько месяцев назад, напомню, защищал в Собрании хрупкую демократию своей страны. Той ночью была совершена попытка государственного переворота, которую медиа-средствами, а вероятно и всеми другими способами, поддержала Москва. Если даже Захарова в межгосударственном диалоге опускается до оскорблений по поводу психического состояния, то все это можно истолковать не иначе как неприкрытую угрозу. И кто знает, какая это по счету угроза, адресованная Македонии.
И все-таки, как и много лет назад, больше всего Москва угрожает Черногории. Причины понятны. Черногорские институты оказались стабильнее македонских, а руководство страны продемонстрировало больше твердости, чем власти любого другого балканского государства, и не позволило Кремлю влиять на политические решения в Черногории. Попытка совершить государственный переворот и спровоцировать беспорядки в ночь выборов была предотвращена. Организаторы и исполнители предстали перед судом. Российские власти потерпели поражение, а российские агенты были раскрыты и арестованы. Вскоре в Сербию приехал глава российской спецслужбы, чтобы забрать задержанных виновников случившегося. Все это — доказательства величайшего позора, который Черногория навлекла на официальную Москву. В том числе, поэтому, как недавно стало известно, обвиненный Специальным судом в Подгорице за участие в государственном перевороте Ананий Никич, бежавший в Россию, получил там политическое убежище.

Политический заказ

Если Македонии и Сербии угрожали и наносили оскорбления третьеразрядные российские игроки, послы и пресс-секретари, то в рамках российского натиска на Балканы удар по Черногории нанес лично глава путинской дипломатии Сергей Лавров. В крайне откровенном заявлении он позволил себе судить и делать выводы о важнейшем судебном процессе в суверенном государстве, руководствуясь представлениями о российской системе, где судебная власть — продолжение исполнительной. Суд над обвиняемыми в попытке государственного переворота, среди которых есть и лидеры пророссийского «Демократического фронта», Лавров назвал «политическим заказом» и сфабрикованным процессом, а обвинения — «абсурдными» и «несостоятельными».

Предпринимая подобные действия и делая такие заявления, официальная Россия сама подтверждает изложенные в обвинении утверждения, что она замешана в попытке государственного переворота в Черногории 16 октября 2016 года. Было бы интересно (хотя это выходит за рамки данной статьи) проанализировать поведение так называемой гражданской оппозиции Черногории — той самой, которая с удовольствием помогла бы России и ее марионеткам из «Демократического фронта» разрушить черногорскую власть (и государство). Ведь эта оппозиция недальновидна и уверена в том, что ее пигмеи-лидеры извлекли бы выгоду из переворота.

Попытки России дестабилизировать балканские государства, вероятно, больше всего напоминают американское давление во времена холодной войны на страны Латинской Америки. Кремлю не нужно тратить время на Боснию и Герцеговину, ведь у него есть Додик — показательный пример современного «квислинга», который ради чужих геостратегических и других интересов готов разрушить собственное государство и непоправимо испортить жизнь его гражданам.

В этой связи возникает вопрос, чем все это время занимался бюрократический, безыдейный и безумный Брюссель? Он ждал, когда Ангела Меркель сформирует свой последний кабинет, который, судя по развитию событий, не протянет больше двух лет, ведь ясно: на следующие выборы Христианско-демократический союз уже не сможет пойти с нынешним лидером. Таким образом, получается, что Меркель — уже бывший канцлер. Только ей об этом не говорят. Какими будут Германия и Европейский Союз после Меркель, нам еще предстоит узнать. В течение трех мандатов Меркель многие проблемы игнорировались, и несколько «скелетов» остаются в шкафу.

Столкнуться со всеми проблемами, которыми канцлер-технократ не хотел и не был готов заниматься, будет неприятно и непросто. Речь, в том числе, о Боснии и Герцеговине, где множатся внутренние проблемы, а ситуация все больше похожа на замороженный конфликт. Это понятие столь дорого кремлевским стратегам, которые на постсоветском пространстве рассеяли уже шесть очагов потенциальных вооруженных конфликтов (Донбасс, Крым, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Нагорный Карабах).

Маски сброшены

Маски сброшены, и церемонии забыты: Россия больше не скрывает, что применила непозволительные насильственные средства, чтобы устранить черногорского и македонского лидера. В этом уравнении, полном попыток России насильственно проникнуть на Балканы, остается одна неизвестная. Когда Сербия и ее президент определятся, и каким будет этот выбор? Время стремительно летит, и кто не понимает его важности в политике, вскоре исчезает с исторической арены. Да и неопределенная позиция зачастую на самом деле тоже позиция.

Влиятельное белградское издание Nedeljnik, анализируя внешнеполитическую ситуацию и вмешательство Сербии в драматические события в Македонии в неспокойный момент передачи власти, цитирует западные источники. Согласно им, «часть сербского политического и медиа-истеблишмента напрямую помогает Москве реализовать одну из важнейших внешнеполитических стратегий Кремля, цель которой — остановить расширение НАТО».

Сотрудник сербских спецслужб был замечен в Собрании во время беспорядков. Несколько недель СМИ демонизировали новое македонское правительство. Сербия открыто выражала поддержку преступному режиму Груевского. Все это и многие другие вещи не только раскрыли политику Сербии в отношении южного соседа, но и привлекли внимание Запада к политике «сидения на двух стульях». Более того, официально провозглашаемая Белградом политика «нейтралитета» все больше обретает пророссийские черты. Многие наблюдатели, которые следят за проправительственными белградскими СМИ, полагают, что Сербия уже сделала свой внешнеполитический и ценностный выбор сообразно своей исторической вертикали. И снова этот выбор противоречит европейскому и региональному окружению Сербии. Правда, не согласуется он и с собственными, рационально определенными интересами страны.

Сегодня Россия первая, кто стремится воспользоваться нестабильностью западнобалканского региона и сохранить замороженные конфликты и статус-кво на Балканах. Тем не менее, стоит признать, что в основных проблемах этой части Европы виноваты, прежде всего, Европейский Союз и Соединенные Штаты. И балканские косные режимы с полуавторитарными популистами, и нежизнеспособная Босния и Герцеговина, и нерешенная проблема Косово и отношений Белграда и Приштины, и политика удерживания Македонии «в ожидании», пока ее европейские перспективы таят на глазах — все это результат отсутствия воли и ясной концепции, прежде всего, у Европейского Союза, а также США. Они просто не знают, что делать с Западными Балканами.

В подобной ситуации Россия без доли сочувствия продлевает балканскую агонию, которая продолжается без малого 30 лет, видя в дальнейшем разложении европейского юго-востока шанс для себя. Цель России — вернуть расклад сил времен холодной войны.