Лента новостей
Госдума разрешила зарабатывать с помощью герба России Победитель «Тур де Франс» объяснил положительную допинг-пробу ООН сообщила о продолжающихся пытках в Гуантанамо Шнуров объявил песню Бузовой саундтреком года и нашел там путь России Крымчанам усложнили покупку билетов на ЧМ-2018 США спасут атакованный Россией международный спутник Эрдоган призвал сделать Иерусалим столицей Палестины Власти прояснили судьбу урны с прахом Хворостовского Сирия соберет танковый кулак Кремль ответил на сомнения в победе российской группировки в Сирии Ас-Саббаг: «Египет может дать согласие на использование Россией своих военных баз на определённых условиях» Российский автомобильный рынок набирает обороты Порошенко играет со своим будущим Забудьте о сговоре. Может ли Мюллер доказать, что Россия занималась кибершпионажем? В океане обнаружили загадочные дымовые кольца Захватчикам больницы в Буденновске вынесли приговор спустя 22 года Сбербанк и Alibaba отказались от совместной интернет-торговли Саакашвили рассказал о планах на пост президента Украины Назван возраст типичного фаната «Звездных войн» США решили усилить армию Названы вредные для мужской потенции виды спорта В Италии объявили ЧП из-за отсутствия российского газа Россиянам разрешили ехать на Олимпиаду без флага Письмо всем, кто старается угождать людям Вместо премий россияне получат корпоративы

На исходе минувшей субботы экс-премьер-министр и бывший лидер «Аводы» Эхуд Барак заявил, что он не считает американское признание Иерусалима столицей Израиля событием, имеющим особый смысл. И добавил: «Гораздо важнее — какую программу урегулирования предложит администрация Трампа». Как ни парадоксально, но заявление Барака свидетельствует об обратном: он понимает, насколько существенным станет американское признание, тем более, что он готовится вернуться в большую политику. Всем ясно, что такого рода кардинальное изменение в американском подходе к данной теме будет иметь огромное международное значение.

В самом начале создалось впечатление, что речь идет о некоем политическом козыре американцев, который планировалось приберечь на будущее — когда переговоры с палестинцами перейдут на более продвинутую стадию. Однако теперь, когда ясно, что Абу-Мазен (Махмууд Аббас, президент Государства Палестина — прим. ред.) не намерен сдвинуться на миллиметр со своей политической позиции и формирует правительство с ХАМАС, когда иорданский король фактически закрыл израильское посольство в Аммане, терять больше нечего. Более того, американское признание Иерусалима и намерение перевести туда посольство прозрачно намекает арабам на то, что время не всегда работает на них.

Нет сомнений, что Нетаньяху (премьер министр Израиля Беньямин Нетаньяху — прим. ред.) не случайно остановил законодательный процесс о включении в границы Иерусалима города Маале-Адумим и еще нескольких поселений. В данном случае сдержанность — это сила, и если президент Трамп действительно выполнит обещанное, политика израильского премьер-министра является оправданной.

Непризнание США Иерусалима в качестве израильской столицы означало в свое время то, что Америка фактически не признает государство Израиль, а лишь — еврейскую общину в Эрец-Исраэль, имеющую право на самозащиту. Не более. Поэтому признание статуса Иерусалима американцами имеет революционное значение, что бы об этом ни говорил Эхуд Барак.